Главная / Новости / Аппараты ИВЛ для российских больниц закупали через оформленные на подставных людей фирмы

Аппараты ИВЛ для российских больниц закупали через оформленные на подставных людей фирмы

Медицинское оборудование для искусственной вентиляции легких закупались для российских больниц перед пандемией коронавируса по мутным схемам, в том числе через компании, оформленные на подставных лиц. Об этом говорится в расследовании, которое подготовили издания «Важные истории», «Новая газета» и 7Х7.

 В частности, в госзакупках аппаратов ИВЛ участвовали организации, связанные с бизнесменом Егором Жуковым — дистрибьютором Уральского приборостроительного завода (УПЗ), одного из крупнейших производителей аппаратов ИВЛ в России.

 Причем при закупках через фирмы-посредники цена аппаратов ИВЛ «Авента-М» существенно увеличивается. Например, компания «Марксон», связанная с Жуковым, в августе прошлого года поставила два аппарата «Авента-М» в больницы Пермского края по цене 2,5 млн рублей за штуку — на 73% дороже цены завода-изготовителя.

 При этом если раньше больницы имели право покупать аппараты ИВЛ у зарубежных производителей, то летом 2019 года решением премьер-министра Дмитрия Медведева ИВЛ включили в список товаров, которые необходимо закупать у отечественных производителей в рамках политики импортозамещения. Она проводится с 2015 года как ответ на санкции, введенные в отношении РФ из-за присоединения Крыма и агрессии на Украине.

Одним из главных бенефициаров продвигавшегося Минпромторгом ограничения на поставку зарубежных ИВЛ должен был стать Уральский приборостроительный завод из Свердловской области. Он входит в корпорацию «Ростех», которую возглавляет Сергей Чемезов — сослуживец Владимира Путина по КГБ и один из самых влиятельных людей в России. Главу Минпромторга Дениса Мантурова называют близким к Чемезову человеком. 

 УПЗ даже добивался отмены закупки импортных аппаратов ИВЛ для некоторых больниц через суды и управление ФАС, жалуясь на ограничения конкуренции. Из решений судов и УФАС становится понятным, почему больницы предпочитали зарубежное оборудование и почему ранее врачи и эксперты так критиковали включение ИВЛ в ограничительный список медицинских изделий. К примеру, современные зарубежные аппараты ИВЛ подходят одновременно и для взрослых, и новорожденных. А тот же отечественный аппарат «Авента-М» производства УПЗ, как говорилось в одном из решений судов, для новорожденных не подходит. На это же указывали и врачи. 

 Известны случаи, когда больницам приходилось отказываться от аппаратов ИВЛ российских производителей, потому что они не соответствовали требованиям техзадания.

 Пока УПЗ пытался через суды и ФАС добиться, чтобы медицинские учреждения закупали отечественные аппараты, на рынке появились сомнительные компании-посредники, которые решили вообще не обращать внимание на технические требования больниц.

Эти фирмы выходили на конкурсы, обещали поставить оборудование с соответствующими характеристиками (под которые, как правило, подходили только зарубежные образцы), а привозили отечественные аппараты ИВЛ. И больницам по всей стране приходилось массово от них отказываться.

Например, в июне прошлого года Министерство здравоохранения Новосибирской области проводило аукцион на закупку 13 аппаратов ИВЛ на общую сумму почти 26 млн рублей. Это оборудование предназначалось для трех региональных больниц, специализирующихся на онкологических заболеваниях. 

На аукционе победила фирма «Марксон» из Санкт-Петербурга, зарегистрированная всего за год до этого. При этом основной вид деятельности этой компании — техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств. В штате «Марксон», по данным Федеральной налоговой службы, числится всего один человек. 

Контракт с этой фирмой был подписан в августе 2019 года, а уже в декабре Министерство здравоохранения Новосибирской области было вынуждено в одностороннем порядке от него отказаться. Дело в том, что министерство ожидало получить аппараты с необходимыми ему техническими характеристиками. А «Марксон» поставила отечественные аппараты «Авента-М» производства УПЗ, которые, по мнению заказчика, этим характеристикам не соответствовали. 

За срыв этого государственного контракта компания «Марксон» попала в список недобросовестных поставщиков. Фирма подала на министерство здравоохранения Новосибирской области иск в арбитражный суд. Однако рассмотрение перенесли «в связи с распространением коронавирусной инфекции».

По данным «Важных историй», на рынке действует целая сеть таких компаний как «Марксон», которые продают отечественные аппараты ИВЛ по завышенным ценам. Эти фирмы записаны на подставных людей. Например, директором и владельцем «Марксон» на момент закупок ИВЛ был 27-летний Андрей Макаев. На одном из сайтов вакансий можно найти его резюме, где он описывает свою специальность как «упаковщик, фасовщик» на производстве. В своем профиле в социальной сети «ВКонтакте» Макаев тоже не производит впечатление директора фирмы, поставляющей дорогое медицинское оборудование.

 

Журналисты связались с Макаевым, чтобы прояснить некоторые детали, но он ответил: «Конкретно я этим не занимаюсь, и всей информацией не обладаю. Так что я врятли вам чем то смогу помочь» (орфография и пунктуация сохранены).

На встрече с президентом России — уже в разгар эпидемии коронавируса — глава Минпромторга Денис Мантуров, который создал столько преимуществ для отечественных производителей ИВЛ, признался, что совсем недавно готов был выступать за их закрытие. «Слава Богу, не сделали», — сказал чиновник.  

А в конце прошлого месяца правительство России выделило Минпромторгу 7,5 млрд рублей из резервного фонда на закупку дополнительных ИВЛ, чтобы ликвидировать их острый дефицит в регионах России. Единственным поставщиком оборудования назначили «Концерн радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), в который входит УПЗ. «И у этой партии отечественных аппаратов вентиляции легких точно не будет конкурентов и отказов от больниц. Время, когда можно было выбирать, уже прошло», — подытожили «Важные истории».

Добавим, «Важные истории» — объединение независимых журналистов, которые займутся расследованиями, дата-исследованиями и репортажами. «Мы не верим в конкуренцию, — мы верим в кооперацию. Поэтому истории будем публиковать вместе с коллегами из независимых российских и лучших зарубежных изданий», — говорится на сайте проекта.

«Важные истории» зарегистрированы в Риге «по соображениям безопасности». Издание является некоммерческой организацией и планирует запустить краудфандинговую кампанию, чтобы получать поддержку непосредственно от читателей.

 Основатели проекта  —  Роман Анин и Олеся Шмагун. Анин больше 10 лет работал в «Новой газете», в последние годы был редактором отдела расследований. Вместе с Олесей Шмагун и Дмитрием Великовским они занимались, в частности, расследованием «панамских документов» и получили за эту работу Пулитцеровскую премию. Среди авторов  —  известные российские журналисты, часть из которых также работала в «Новой газете»: Роман Шлейнов, Ирина Долинина, Алеся Мароховская, Соня Савина и Нина Абросимова.

 Ранее Znak.com также проводил исследование госзакупок аппаратов ИВЛ, в результате которого выяснилось, что на рынке есть признаки картельного сговора. Большинство аукционов в марте 2020 года на сумму 341,2 млн рублей (80,3% от общей суммы) прошли безо всякой конкуренции: при большом количестве потенциальных поставщиков на рынке на один аукцион заявлялся лишь один претендент, который в итоге и получал контракт. Аналогичная ситуация была и год назад, в марте 2019 года, когда без конкуренции прошли конкурсы на сумму 509,7 млн рублей (76,9%).

 

Источник

Смотрите также

Смертность в Новосибирской области выросла в июне почти на треть

Более 3,6 тыс. человек умерли в Новосибирской области в июне 2020 года в разгар пандемии …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *